Северный кавказ что происходит

  • Что творится сейчас на Северном Кавказе
  • История Азербайджана с древнейших времен до наших дней
  • Что произошло в Северной Корее

Осетино-ингушский конфликт

Ингуши официально готовы поддерживать любую политическую силу, которая обещает пересмотр итогов осетино-ингушского противостояния. Другой пример: почти все боевики, захватившие школу в Беслане, были этническими ингушами.

Ситуация осложняется тем, что ингуши являются фанатичными мусульманами, а осетины, сохраняя традиционные верования, тяготеют к христианству. В итоге этнический конфликт принимает характер и религиозного.

Черкесский вопрос

Адыги – самоназвание этого народа. Черкесы – это как адыгов называли русские. В настоящее время потомками адыгов являются, собственно, адыги, кабардинцы и черкесы, разделенные по регионам.

Исторически столица адыгов и место последней битвы адыгских племен с царской Россией – это город Красная поляна, современный горнолыжный курорт, где проходит 22-я зимняя Олимпиада. Черкесские активисты сегодня преследуются властями, которые недвусмысленно дают понять, что никакого пересмотра черкесского вопроса не будет. Конфликт здесь имеет ярко выраженный антирусский характер.

Как и в 1999 году, бои на Кавказе предшествуют выборам

За последние недели обстановка на Северном Кавказе накалилась практически до предела. Происходящее в Ингушетии, Дагестане, а теперь и Кабардино-Балкарии даже с натяжкой уже невозможно назвать мирной жизнью — череда ЧП стала постоянной. Между тем, предпринимаемые федеральным правительством и его представителями на Кавказе шаги выглядят странно, а действие их крайне неоднозначно.

Так, в субботу президент Дмитрий Медведев подписал указ о досрочном прекращении полномочий президента Карачаево-Черкесской Республики Бориса Эбзеева. «В связи с заявлением Президента Карачаево-Черкесской Республики Эбзеева Б.С. о досрочном прекращении полномочий и в соответствии с подпунктом „в“ пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 6 октября 1999 г. ь 184-ФЗ „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ постановляю: принять отставку Президента Карачаево-Черкесской Республики Эбзеева Б.С. по собственному желанию», — сообщили журналистам в пресс-службе Кремля.

Изначально, около полудня субботы, когда пришли первые сообщения об отставке Эбзеева, официальные источники подчеркивали, что речь идет об инициативе самого президента КЧР, а не о решении Москвы. Затем тон кремлевских комментариев сменился: источник в Кремле двумя часами позже сообщил, что отставка Бориса Эбзеева с поста главы Карачаево-Черкесии, как и отставка Алексея Кузьмицкого с должности губернатора Камчатского края, является продолжением политики президента, направленной на кадровое укрепление руководства регионов, ушедшие в отставку главы регионов не показывали значимых результатов в своей работе.

«В частности, социально-экономическое положение в Карачаево-Черкесии и меры, которые принимались руководством региона, были недостаточными для выполнения задач, поставленных президентом страны», — заявили РИА «Новости» в пресс-службе Кремля.

Временно исполняющим обязанности президента республики на период до вступления в должность лица, наделенного полномочиями президента КЧР, назначен Рашид Темрезов. Его уже поспешили назвать хорошей кандидатурой: так, аппарат полпреда президента в СКФО Александра Хлопонина считает оптимальной кандидатуру временно исполняющего обязанности главы КЧР Рашида Темрезова на переходный период и считает возможным его выдвижение на должность главы республики. Об этом сообщил начальник департамента по вопросам внутренней политики аппарата полпреда президента РФ в СКФО Михаил Маркелов.

«Безусловно, на переходный период это выверенная кандидатура, согласованная со всеми и оптимальная. Если ее внесут на рассмотрение парламента, то депутаты будут принимать соответствующее решение по ней», — отметил Маркелов. В ближайшее время станет известно о том, когда состоится заседание парламента, на котором будет выбран новый президент республики.

Отметим, что отставка Бориса Эбзеева оказалась весьма неожиданной — в отличие от таких назревших решений, как замена президента Ингушетии Мурата Зязикова на Юнус-бека Евкурова в 2008 году. «Это очень интересно — и неожиданно, я ничего об этом не слышала», — заявила «СП» в полдень субботы жуналистка Юлия Латынина, известная как эксперт по Северному Кавказу. Куда более логичным шагом, на первый взгляд, было бы отстранение от должности президента соседней Кабардино-Балкарии Арсена Конокова, где в последние недели из-за череды терактов пришлось объявлять контртеррористическую операцию (КТО) и срывать туристический сезон в Приэльбрусье — но вместо него в отставку ушел Эбзеев.

Одновременно на Ставрополье закрыт для движения участок федеральной трассы «Кавказ», ведущий в проблемные республики — по официальным сведениям, это сделано из-за погодных условий. «Для пассажирского автотранспорта и грузовых машин ограничено движение от 250-го до 291-го километра федеральной автодороги „Кавказ“. Это приблизительно от города Невинномысска до Курсавки», — сообщают в краевом ГИБДД.

В настоящее время, по данным Госавтоинспекции региона, из-за сильного ветра, снежных переметов, снегопада и плохой видимости в целях обеспечения безопасности дорожного движения до устранения негативных последствий закрыта дорога местного значения, сообщает РИА «Новости».

"Закрыто движение всех транспортных средств на автомобильной дороге станица Александрийская — станица Ульяновская — хутор Балковский Георгиевского района, а также ограничено движение автотранспорта на автодороге Александровское — Гофицкое (объезд по маршруту Александровское — Грачевка) и автодорога Зеленокумск — Соломенское (с нулевого по 27-й километр)", — сказал собеседник агентства.

Погодные условия в этих местах в конце зимы действительно суровые — но нельзя не отметить, что закрытие федеральной трассы, связывающей Северный Кавказ с «материковой» Россией, получилось крайне удачным для тех, кто хотел бы изолировать округ от других регионов страны.

Напомним, что на прошлой неделе полпред Александр Хлопонин, ранее выступавший за всемерное развитие туристического бизнеса на Кавказе, неожиданно и резко закрыл туристический сезон в Кабардино-Балкарии по причине террористической опасности. Это уже повлекло настоящую панику среди предпринимателей в КБР. Однако, если поток организованных туристов был перекрыт директивным путем — турагентствам попросту предписали прекратить подвоз новых горнолыжников и альпинистов — то туристам-индивидуалам оказалось возможно преградить дорогу только с помощью погодных условиях.

Читайте также:  Как открыть ворд пад

Теперь, когда проехать на Кавказ по автодороге крайне проблематично, а вокзалы и аэропорт в регионе и так находятся под контролем властей, спецоперацию на Кавказе можно проводить «без посторонних» и, вероятно, в режиме минимального информирования. По некоторым признакам, в ближайшие дни может начаться крупнейшая со времен Второй чеченской войны операция российских силовиков на Северном Кавказе.

«Гражданская война — а как ее еще назвать? — на Северном Кавказе давно уже вышла за пределы Чечни», — пишет в своем блоге журналист Николай Троицкий. Постоянными стали теракты и вооруженные столкновения в Дагестане и в Кабардино-Балкарии, а в Чечне и Ингушетии, хотя формально там и стало спокойнее, внутреннего напряжения вполне хватит на продолжение полноценной войны.

Как относительно мирная кавказская республика в считанные недели, если не дни, превращается в театр военных действий — все увидели на примере Кабардино-Балкарии. Острая фаза конфликта началась с того, что 18 февраля в Баксанском районе республики боевики обстреляли автомобиль с туристами из Москвы. Трое путешественников погибли, двое получили ранения. На следующий же день была подорвана новая канатная дорога, по счастью, без жертв. Часть туристов (сейчас в Приэльбрусье разгар горнолыжного сезона) покинули республику, остальные, по свидетельствам очевидцев, панике не подвержены.

Взрывы и обстрелы в Кабардино-Балкарии в последние годы периодически случались; однако лишь после событий февраля этого года республиканские и окружные спецслужбы (по инициативе, очевидно, федералов) объявили в республике режим контртеррористической операции. Иначе говоря — заметно обострили ситуацию, ведь теперь многие сотни, если не тысячи жителей КБР понесли и понесут ощутимые, а для кого-то катастрофические материальные потери. Виновными же в кризисе, который последует за КТО, окажутся, с точки зрения жителей республики, именно федеральные власти.

Тем временем, эскалация насилия в КБР продолжилась. В пятницу четыре человека, передвигавшиеся на угнанной «Газели», участвовали в обстреле поста ДПС «Шалушка» на въезде в Нальчик. Об этом сообщили журналистам в следственном управлении СКР по Кабардино-Балкарии.

«Около 19.20 мск в пятницу двое неизвестных под угрозой оружия в городе Чегем завладели автомашиной „Газель“, принадлежащей местному жителю. Затем возле селения Яникой к ним присоединились еще двое неизвестных с оружием, после чего вся группа обстреляла пост ДПС „Шалушка“», — сказал представитель ведомства. В результате обстрела один сотрудник ДПС — капитан милиции — получил осколочное ранение лица. Кроме того, повреждения получили находившиеся у поста две автомашины — «ВАЗ» и Mercedes.

Помимо этого, боевики в пятницу обстреляли еще два объекта — здание УФСБ в Нальчике, а также ведомственный санаторий. Здесь, по предварительным данным также обошлось без жертв. Однако демонстрация сил вышла достаточно серьезной — штаб-квартиру республиканских чекистов, например, обстреляли не из стрелкового оружия, а из подствольного гранатомета. Дальнейшее развитие событий может оказаться вовсе непредсказуемым — тем более, что оставшиеся туристы постепенно покидают республику, а доступ чужаков на Кавказ со стороны России надежно предотвращен.

«У нас уже сейчас страшные убытки, — рассказала „СП“ представитель московской туристической компании, занимающейся горнолыжным отдыхом в Приэльбрусье. — И дело не столько в прямых потерях от отмены туров, сколько в дискредитации Кавказа как направления. Теперь, например, ни одному иностранцу мы не продадим Кавказ. Раньше нам удавалось убеждать клиентов, что Чечня отдельно, а Кабардино-Балкария — безопасное место, но теперь все убеждены: Кавказ опасное место независимо от региона».

Более того, события в КБР и дальнейшая эскалация на Кавказе может привести и к имиджевой опасности для олимпийского Сочи. «Горные лыжи, щедро приправленные биатлоном — тот еще туристический рай», — ехидничает Николай Троицкий. Напомним также, что на Кавказе — единственный оставшийся у России выход к теплому, пригодному для полноценного пляжного отдыха морю. Учитывая коллапс средиземноморского туристического рынка вследствие североафриканских революций — туроператоры Сочи и Абхазии рассчитывали на приток клиентов, но если обстановка будет далее обостряться, эти надежды могут и не сбыться.

«То, что происходит в Кабардино-Балкарии, интересно тем, что здесь практически на равных схлестнулись национальное и религиозное начала, — пишет в своем блоге редактор журнала „Вопросы национализма“ Константин Крылов. — В данном случае — адыгский национализм с ваххабизмом. И кто кого „сборет“». Действительно, практически одновременно активизировались два фронта противоречий на Кавказе — религиозный и национальный. Фронты, которые много лет находились в «латентном», тлеющем состоянии, а сейчас, как джинны из бутылки, выпущены на свободу.

В национальном аспекте речь идет о противостоянии крупнейшего горского народа черкесов (самоназвание — адыги, они же кабардинцы) и другого, тюркоязычного народа — карачаевцев, они же балкарцы. Карта национального расселения на Северном Кавказе настолько причудлива, что так или иначе это противостояние затрагивает почти все кавказские республики. Отголоском этого противостояния стала мирная акция старейшин балкарцев, которые более полугода провели на Манежной площади в Москве, уйдя оттуда незадолго до знаменитой акции футбольных фанатов 11 декабря. Отметим также пеструю этническую картину в Дагестане и вайнахский фактор — активность чеченов и ингушей, которая сейчас может также сыграть свою роль в начинающемся конфликте.

Что касается религиозного аспекта, в связи с событиями в арабском мире ваххабизм активизируется и на российском Кавказе. За спинами официальных властей в мусульманских республиках СКФО уже построена достаточно влиятельная теневая сеть управления — так, многие бизнесмены в КБР признаются, что регулярно выплачивают дань людям из леса. В начале этого года именно ваххабиты, судя по всему, организовали крупнейший теракт в аэропорту «Домодедово».

Читайте также:  Выведите дифференциальное уравнение колебаний математического маятника

По чьей-то злой воле или нет, но оба эти фактора начали активизироваться практически одновременно, обещая приближенную к боевой обстановку на всем Кавказе на ближайшие месяцы, а то и годы. Странно, что, как и в 1999 году, резкое обострение в горах случается в предвыборный год, когда вопрос о преемнике действующего президента пока еще не решен окончательно.

Инцидент в Грозном и перестрелка в Дагестане непосредственно не связаны, но говорят об активизации боевиков на Северном Кавказе, считает президент Ассоциации ветеранов "Альфы" Сергей Гончаров. Обострение на Северном Кавказе связано с экономическим и политическим кризисом, считают военный политолог Александр Перенджиев и полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков.

Как писал "Кавказский узел", нападение на полицейских было совершено 23 июня в Ленинском районе Грозного, недалеко от резиденции главы Чечни и комплекса "Грозный-сити". По данным МВД по Чечне, на полицейских напал житель республики Ахмед Барзаев, 1997 года рождения. Признанное в России террористическим и запрещенное решением суда "Исламское государство" объявило убитого своим боевиком. Двое силовиков в результате нападения получили ранения. Отец убитого Алхазур Барзаев публично отрекся от сына.

Следственные органы Чечни сообщили 24 июня о возбуждении уголовного дела по факту нападения в Грозном, в результате которого были ранены два сотрудника органов правопорядка.

"Уголовное дело возбуждено по статье 317 Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа", – сообщил корреспонденту "Кавказского узла" сотрудник Управления СКР по Чечне.

"Группировка ИГ* уже объявила о том, что это она организовала вчерашнее нападение в Грозном. Также есть данные, которые говорят о том, что Барзаев контактировал с террористами в различных сетях. По всей видимости, парню основательно промыли мозги, раз он пошел на такое", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" сотрудник республиканских правоохранительных органов Ильяс.

Опрошенные корреспондентом "Кавказского узла" местные жители также считают, что Ахмед Барзаев мог стать жертвой пропаганды исламистов.

"Парня явно кто-то подтолкнул на такой шаг. Его действия практически повторяют то, что в августе пошлого года осуществила группа подростков из Шали, в Шалинском районе и городе Грозном. Они тоже нападали с ножами на полицейских, а один совершил самоподрыв. Такое впечатление, что в обоих случаях эти парни и подростки осознанно шли на смерть, но сделали они это, безусловно, под влиянием со стороны", – заметил Абубакар.

20 августа произошла серия нападений на силовиков в Чечне. Нападения были совершены в Шалинском районе республики и Грозном. По данным силовиков, четверо из пяти боевиков были убиты, а пятый получил ранение при неудачной попытке самоподрыва и позднее умер в больнице. Вечером 21 августа ресурсы, поддерживающие "Исламское государство"*, опубликовали видео, на котором, по их данным, террористической организации присягают подростки – участники нападения на силовиков в Шалинском районе и Грозном.

"Меня поражает в первую очередь идентичность подобных вылазок. Кто-то один или несколько молодых людей вдруг, практически на ровном месте, становятся террористами, напав на силовиков. Это ведь уже не первый такой случай за последние несколько лет. И всякий раз следуют репрессии против родственников этих боевиков. Некоторые семьи даже из своих домов изгоняют, но это почему-то не останавливает других молодых людей", – сказала жительница Грозного Марина, педагог по образованию.

"Мне больше, чем этого парня, жаль его родителей и близких. Представляю, какие у них теперь из-за этого будут проблемы. Хорошо еще, если не вынудят уехать за пределы республики, как ваххабитов. Такое у нас прежде случалось", – заявила местная жительница Аймани.

Инциденты в Дагестане и Чечне говорят об активизации боевиков на Северном Кавказе

Поздно вечером 22 июня в Хасавюртовском районе силовики попытались остановить автомобиль ВАЗ-2109. Находившиеся в машине два жителя Махачкалы открыли огонь и были убиты в перестрелке, сообщил Национальный антитеррористический комитет (НАК). Среди силовиков и мирных жителей никто не пострадал.

Атаки в Дагестане и Чечне вряд ли связаны между собой, так как имеют разные цели и разные характеры, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа" Сергей Гончаров.

"Есть большие сомнения, что акции были скоординированы. По информации, поступившей мне из источников среди дагестанских и чеченских силовиков, в Дагестане боевики пытались напасть на полицейских, чтобы завладеть оружием. В Чечне же велась подготовка к теракту, которая была успешно прервана", – сказал он.

По мнению Гончарова, инциденты говорят об активизации боевиков на Северном Кавказе.

"Я не исключаю, что после поражения на Ближнем Востоке члены ИГ* стали возвращаться на родину – в данном случае, в республики Северного Кавказа. Ведь ни для кого не секрет, что среди боевиков, воевавших в Сирии, были и россияне. Они организовывают группы либо сами осуществляют вылазки", – считает Гончаров.

Ранее Гончаров отмечал скудность информации, которую предоставляют обществу силовики после проведения спецопераций.

Поданная информация об инциденте в Дагестане вызывает скепсис, заметил Гончаров, в частности, настораживает, что те, кто открыл огонь по силовикам, никого не ранили, в то же время отсутствуют снимки убитых. Однако, считает Гончаров, сомневаться в данных не стоит.

"Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть информацию, данную дагестанскими силовиками. Но оснований им не доверять нет. Действительно, в условиях Северного Кавказа отказ остановить машину – серьезное нарушение, вызывающее подозрение. И применение оружия в данном случае оправдано. Отсутствие фотографий трупов боевиков можно объяснить тем, что подобные снимки уже всем надоели", – сказал Гончаров.

Читайте также:  Славар узбек и русский переводчик

Что касается Чечни, то раненные при исполнении служебного долга – "не редкость, а скорее норма", считает Гончаров.

"Любопытно, что ИГ* продолжает брать на себя ответственность за преступления, к которым, скорее всего, не имеет отношения. Конечно же, это делается для сохранения реноме. В противном случае об ИГ* забудут. Такая пропаганда стопроцентно будет продолжена и дальше", – сказал Гончаров.

Истинная причина инцидентов кроется в клановых войнах

Для Чечни и Дагестана полгода без стрельбы – достаточно длительный период, считает доцент РЭУ им.Плеханова, член Экспертного совета офицеров России, военный политолог Александр Перенджиев.

Однако, по его словам, "если говорить о Чечне, то надежд на стабильность было больше".

"Сейчас Северный Кавказ переживает кризисный момент, возникающий с прослеживающейся периодичностью – летом. Речь идет о стагнации экономики, напряженных отношениях власти и общества, коррупционных проявлениях. Сюда же относится и обострение в плане вооруженных инцидентов", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" Перенджиев.

По его мнению, ИГ* вряд ли причастно к атакам, а истинная причина конфликтов кроется в клановых войнах.

"Ячейки (ИГ*), бесспорно, сохраняются, но нужно искать истинную причину возникновения этих «боевиков». То, что силовики окрестили убитых «членами ИГ*», вызывает сомнения. Зачастую ликвидированные – представители кланов, которые не допущены к власти и распределению денег, ресурсов, не воспринимающие действующую власть в ее классическом понимании", – считает Перенджиев.

Для того, чтобы избежать межклановых конфликтов, необходимо организовать площадку, на которой каждый смог бы выразить свое мнение о происходящем в республике, считает Перенджиев. Кроме того, необходимо заняться профилактической работой среди населения, и реже прибегать к "силовому решению – уничтожению боевиков".

"Власти необходимо внимательнее искать причины, природу возникновения боевиков. Нельзя все слепо валить на ИГ*, как на внешний источник угрозы, а следует искать его внутри. На пустом месте бандитами ИГ* не становятся, а значит, ситуация в республике напряженная", – сказал Перенджиев.

Инциденты – реакция общества на ситуацию в регионе

Полгода без выстрелов – действительно большой срок для Дагестана и Чечни, также отметил полковник ФСБ России в запасе, бывший депутат Госдумы Геннадий Гудков.

По его мнению, инциденты между собой связаны, но лишь тем, что это реакция общества на экономическую и политическую ситуацию в регионе.

"Очевидно, нарастает градус раздражения, агрессии, ненависти, что неизбежно приводит к радикализации. И тут же появляются вербовщики. Начинается стрельба, нападения, растет недоверие к власти, силовикам. Люди на Кавказе в полной мере ощутили, что такое кризис. При этом стало ясно, что послаблений ждать не стоит, экономическая ситуация лучше не станет, впереди нет ничего позитивного", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" Гудков.

Он не считает, что к нападению в Чечне причастны члены ИГ*.

"На ИГ* можно списать что угодно. Но само ИГ* даже не знает, что оказывает воздействие на Кавказ. ИГ* далеко от пика силы, мощи, потрепано и подавлено. Это мода такая – приписывают ИГ* все то, что происходит под знаменами религиозного фанатизма", – сказал Гудков.

Информация об инциденте в Дагестане непрозрачна

Сомнения о причастности ИГ* к инцидентам в Дагестане и Чечне также выразил политический обозреватель газеты "Черновик" Магомед Магомедов.

"Я не исключаю, что задержание редактора «Черновика» Абдулмумина Гаджиева, протесты и последующие инциденты – звенья одной цепи. Сначала силовики винят журналиста в терроризме, затем проходят стихийные, масштабные акции в его защиту. Следом – многочисленные сообщения в Telegram-каналах силовиков о том, что в ближайшее время возможна активизация бандподполья, и под конец – стрельба в двух кавказских республиках. Мы не можем понять, это естественный процесс или искусственный, когда правоохранители дают ячейке развернуться в нужный для нее момент", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" Магомедов.

Журналист дагестанского издания "Черновик" Абдулмумин Гаджиев был задержан 14 июня по делу о финансировании терроризма. 18 июня суд постановил заключить его под стражу. Гаджиев заявил о фальсификации дела. Дагестанские журналисты начали акции с требованием освободить коллегу. Главреды дагестанских СМИ объяснили поддержку Гаджиева недоверием к силовикам.

Таким образом, считает журналист, силовые структуры, заявив о серьезной активизации боевиков, могут оправдать задержание Гаджиева в глазах граждан.

"Силовики рапортуют, что на Кавказе нет активных боевиков. Но, как мы видим, единичные случаи все же бывают. И если нет сомнений, что в Чечне нападение совершил некий фанатик, то про Дагестан уверенности нет. Информация о личностях убитых скрыта, одна версия противоречит другой. Согласно одним данным, машина с боевиками не хотела останавливаться, по другой – преступники подъехали к посту и открыли огонь. Дагестанская история непрозрачна, а доверия к правоохранительным органам мало", – отметил Магомедов.

"Кавказский узел" следит за ситуацией в Чечне и Дагестане и ведет хроники происходящих в республиках спецопераций, терактов и похищений. Новости о влиянии ИГ* на деятельность боевиков Северного Кавказа "Кавказский узел" отслеживает на тематической странице "Кавказ под прицелом халифата".

* "Исламское государство" (ИГ, ранее – ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

источник: корреспонденты "Кавказского узла"